Alexey Menschikov (bednij) wrote,
Alexey Menschikov
bednij

Поэт небритый

Поэт небритый
В кельи на девятом этаже,
Раскрыв окно,
Бал весь в мечтах и неглиже.
Он беден был и нелюдим,
Он робок был и был один.
Он водку пил и ел вино,
Он sex любил и это все в одно.
На небе ласточки летали,
Их точки черные привлекали
Взгляд одинокого лентяя,
Повесы и, быть может, негодяя?
Спартанец, геркулес, атлет.
Встать ровно в семь? Проблем нет.
В режиме быть и не тужить,
Таким манером хоть лет сто прожить.
Онегина Евгения всю прелесть
Ему раскрыть ещё не время,
Но наслаждения букет,
От дивных строк, он ощутил вполне.
Всю ночь шедевр он читает,
Лишь лик Луны и звезд немного отвлекает.
На утро песнь соловья
Поведает, что спать пора.

Джаз из приемника летит,
Что на окне уж год стоит.
Лиричность музыки простой
Не может дать ему покой.
Диван зеленый у стены
На нем лежит и видит сны
Скиталец бедный и дивной,
Любви красивой он герой.
Свободы, вольности он друг,
Ему завидуют все вкруг.
Всегда расхлябан он и горд,
Хотя не может взять аккорд.
Но любит дни он проводить
В искусстве, чтобы ощутить
Всю сладость, прелесть бытия,
Велику радость жития.
На тучи из окна смотреть
И летний дождь душой воспеть,
А рядом ощущать её…
Сказать он может: «У меня есть всё!»

Всегда в мечтах его была.
Красива, статна, словом хороша.
С ума слегка его она свела,
Как бочка красного вина.
Он упивался ей как мог,
Он наслаждался, он был бог.
Всегда мечтал её любить,
И на руках носить, хранить.
Она же хитрая была
И погубить того могла,
Кто влюбится в неё всерьез.
И боль и скорбь, и море слез.
А по-другому ей нельзя,
Так вот воспитана была,
Кровь жаркая внутри текла,
Голубоглазая змея.

Они сливались, кувыркались,
Они любили, улыбались.
Они мечтали убежать,
Чтоб больше никого не знать…

2007

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment