Alexey Menschikov (bednij) wrote,

зуб

"Зуб"

Он услышал скрип двери балкона. Затем услышал, как соседская старуха схаркнула и плюнула вниз. Он затушил сигарету и вошёл в комнату,увидел в телевизоре передачу о полярниках, прошёл в коридор и посмотрел на себя в зерклао... В зеркале он увидел мужчину средних лет- короткие чёрные волосы, загорелая кожа на не много морщинистом лице, серые глаза, левая бровь немного выше правой. Вобще он всегда удивлялся непропорциональности своего лица- левая скула немного шире, левая ноздря чуть более вздёрнутая, чем правая, но сегодня непропорциональность была особенно велика из-за флюса... "Да, Толя"- сказал он себе: "вот и настал этот день..."
У Толи никогда не болели зубы, он гордился этим, но не только гордился, а и тихо радовался, что ему не надо лечить зубы, ведь он панически боялся зубных кабинетов, эту ужасную дрель, которая издаёт жуткий звук... Странно так, что ему уже сорок три, а ещё не болели зубы, четырнадцатилетней дочке уже выдернули один зуб и несколько лечили, у жены весь рот в пломбах, у братьев тоже рано начались проблемы с зубами и родители с юношества мучались зубной болью, а у Толи только сейчас в сорок с лишним лет заболел первый зуб. Да ещё как заболел! Щека раздулась, ночью невозможно спать, таблетки не помогают, долго он терпел, откладывал и наконец решился пойти к стоматологу. Этот страшный день наступил.
Толя вспомнил сон накануне. Женщина в чёрном халате и с чёрными глазами тянет его больной зуб, он задыхается от боли, а она тянет и тянет, корень зуба оказывается такой длинный, что женщина зажав щипцами зуб отходит к стене, а корень как белая лента или толстый червь натягивается струной изо рта, а чёрная женщина зловеще смеётся, но её улыбки не видно за повязкой на лице, она уходит с зубом за дверь, а струна всё вытягивается и вытягивается за ней, становится невыносимо и тошно, Толя начинает стонать и плачет, он слышит за дверью, как чёрная женщина разговаривает с мужчиной, тот зло смеётся, и, кажется, начинает раздевать её... Толя не может пошевелится, они занимаются любовью, корень тянется. Анатолий замечает на белой стене кабинета как по ней ползут муравьи в хаотическом порядке, они теснятся, но не заползают друг на друга, всё это продолжается недолго, но Толе кажется это вечностью...
Анатолий любил свои ботинки, он наслаждался ими, они имели сероголубоватый цвет, сделаны из хорошей кожи, а изнутри обшиты ярко-красной. Всегда, прежде, чем одеть, он их держал в руках и нюхал, как они пахнут, ему нравился их запах. Коричневые брюки, казалось, были гармоничны к ботинкам. И бледно-зелёная рубашка с длинными рукавами, так он оделся сегодня.
Зуб не переставая ныл. Толя вышел из подъезда и пошёл к остановке. Погода была тёплая, он шёл по дороге и смотрел на трещины асфальта и подумал, что если к ним приложить листья, то будет очень похоже на ветви деревьев.. Он остановился, взял несколько опавших жёлтых листочков и приложил их к трещинам там, где были изгибы линий, действительно, очень похоже на ветки, Толя улыбнулся сквозь ноющую боль во рту. Его охватывала тревога, были нехорошие предчувствия, так не хотелось терять зуб.
Автобус был наполовину заполнен, Анатолий всегда старался встать впереди автобуса, ближе к водителю, здесь, ему казалось, намного реже, нежели в конце автобуса, ездит пьяное хулиганьё, которых он остерегался и всячески избегал. Кондукторша попалась толстая с сумкой наперевес, выгоняла какого-то бродягу, который хотел проехать без денег, она ругалась на него и выталкивала к дверям, вокруг люди не замечали происходящего... Автобус немного проехал остановку и остановился, пожилая женщина стала возмущаться: "Куда же он повёз?" На что кондукторша довольно громко прокричала: "Что же Вам прям метр в метр что ли надо всегда останавливаться?!" Уже не было слышно, что ответила пожилая женщина, так как она уже вышла, но Толя видел, как старушка сердито возмущалась и на её тощем и морщинистом лице проскальзывала злоба. Сдачу, как всегда дали мелочью, кондукторша насыпала ему целый кулак мелких монет. Однажды Анатолий стал возмущаться и не хотел принять "горсть семечек", а требовал более крупных бумажных денег, но кондукторша была непреклонна и орала на весь автобус, что, мол, что дают мне, то и отдаю, Толя весь тогда покраснел и с тех пор не решался вступать в спор с кондукторами, они умеют заткнуть кого угодно, такая у них работа...
"Только бы не женщина и не брюнетка"- думал Анатолий, подходя к стоматологической клинике, которую ему посоветовала мама. Над входом зеленела старая надпись "Стоматология-24". Он постучался в кабинет, "Входите"- ответил женский уверенный голос,с рижским акцентом. "Если ты не можешь спать, если ты не можешь спать, надо слоников считать..."- спел он про себя детскую песенку. Первое, что Толе бросилось в глаза- это небольшая картинка на стене кабинета: сидит связанный человек на кресле и куча народа тянет ему больной зуб за верёвку."Присаживайтесь"- сказала молодая стройная женщина, с чёрными волосами, на лице санитарная маска. "Какой зуб Вас беспокоит? Давайте посмотрю"- и она близко склонилась, заглядывая ему в рот,Толе было жутко не по себе, он вспотел и нервничал: "Не надо было мне идти в эту поликлинику, не надо". "Какой большой флюс, здесь плохо видно, всё заплыло и опухло, только на удаление"- огорчила она Толю. Говорила врач быстро и, как бы тараторила: "Сейчас я сделаю обезболивающий укольчик, и надо подождать пятнадцать минут". В это время в кабинет зашла полная женщина с довольной улыбкой на лице, она не обратила никакого внимания на сидящего в кресле Анатолия: "Знаешь, Инна, от директора жена ушла! Аха, ха, ха, ха,"- довольно и громко рассмеялась женщина с полным и круглым лицом, с большущим бюстом и толстыми руками. "Давно пора"- ответила Инна: "сколько можно это терпеть?". Толя чувствовал, как у него немеет щека, челюсть и вся правая сторона лица, ему хотелось только одного- поскорее удрать отсюда, он боялся, что не выдержит и отключится, подступала тошнота к горлу и кружилась голова, эти пятнадцать минут превращались в вечность... "Так чувствуете?"- коснулась Инна его десны чем-то острым. "Не-а" - пробубнил Толя. И, разговаривая со своей подружкой, она взяла в руку кривые щипцы, похожие на плоскогубцы: "Откройте рот шире"- что-то отвечая толстой сотруднице, полезла в рот щипцами, Толя крепко зажмурился. Он услышал хруст и смех, Инна громко смеялась шутке толстячки. Анатолий открыл глаза. "Фух, наконец-то"- сказал он про себя, и, обомлев от ужаса увидел, что хирург-Инна сжимает в щипцах его здоровый белый зуб с длиннющими корнями. Щека у него онемела, он пытался проборматать, мол, что это, как такое могло случиться? "Так бывает, так бывает"- успокаивала брюнетка, нисколько не возмутившись: "подумаешь, у Вас вон ещё сколько зубов много, одним меньше, одним больше, делов то". Толе хотелось расплакаться как ребёнку, он еле сдерживался. Выдернули здоровый зуб вместо больного и даже не извинились, как такое может быть? "Мофно я ш щобой жаберу жуб?"- сказал Толя. "Да, конечно, если хотите. Но надо больной зуб Вам выдернуть, подождите минутку"- сказала врач. Толстая подружка притихла и, казалось Толе, хихикала над ним. "Нет, я больше не могу, можно я завтра приду, у меня сильно кружится голова"- стал он вырываться из кресла. "Как угодно, как угодно, только я завтра не работаю, в пятницу приходите"- ответила хирург с рижским акцентом в голосе. "Да, да, я в пятницу приду"- ответил Анатолий, схватил свой зуб и вышел из кабинета. "Ух, больше ни ногой сюда"- сказал он про себя и побрёл на остановку с добычей в левой руке.
"Даже не извинилась"- Толя посмотрел на большую стену здания, она была разукрашена в чёрные и белые двухметровые по ширине квадраты. Вдоль "шахматной" стены, по тротуару, шли люди: "пешки"- подумал он. "Все мы пешки в чьей-то игре..."
"Иди сюда, говорю"-громко сказал полный дядя своей собачке, которая подбежала к мужчине, лежащему под старой "Волгой"."Дай мне ключ на десять"-пробурчал автослесарь собаке из-под ржавого корыта. "Иди сюда, говорю, пошли домой"- собачка фыркнула и побрела по дорожке впереди хозяина... Толя погасил сигарету и зашёл в комнату с балкона. Он достал старую деревянную шкатулку, положил туда белый зуб с тремя длиннющими корнями, закрыл крышку и положил шкатулку на полку: "Даже не извинилась..."
В комнату забежала сетловолсая шустрая девочка-подросток, на её чёрной майке была изображена рок группа. "Где-же они лежат?"- возмущалась четырнадцатилетняя дочка, искавшая свои деньги. "Фу, а это что за гадость?"- удивилась она, когда открыла шкатулку. "Что это?"- и брезгливо взяв зуб, она пошла к окошку, выбросила его, вытерла руки об джинсы и продолжила поиски заначки, открывая книги и бросая их на пол одну за другой.
Зуб упал на тротуар. Погода была солнечная и тёплая, сентябрьская. От открытой форточки падала косая тень на бежевую, старую, всю в трещинах и облупившуюся стену. Вечернее время, когда все возвращаются с работы, люди идут с большими сумками и уставшие. Из окна на первом этаже раздаётся громкая музыка, кто-то слушает радио. Длинные тени приследуют людей или убегают от них, а некоторые следуют рядом. Молодая, стройная брюнетка спешила по мостовой, стуча красными каблуками. Она о чём-то говрила по телефону и была увлечена разговором, улыбалась, ярко жестикулирую руками и мимикой на лице. Она тоже возвращалась с работы. Инна проходила под окнами Толиной квартиры. Не заметив зуб, она наступила на него, и, подскользнувшись на нём, как на банане, с криком упала вперёд лицом на асфальт, телефон вылетел из руки. Инна схватилась за рот, сквозь пальцы начала просачиваться кровь. Она испугалась и сплюнула сгусток крови и слюней вместе с передним зубом, который под корень откололся. Сидя на дороге, и пальцем нащупывая дырку между зубами, Инна всхлипывая заплакала...
"Даже не извинилась"- всё повторял и повторял про себя Толя, подходя к двери другой стоматологической поликлиники, над которой красными буквами было написано: "зубОк".
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment